Наглые родственники

ИСТОРИИ

– Ну вот, опять эти Григорьевы пришли, – заворчала Надя, вытаскивая пирог из духовки. – Сейчас начнется: все вокруг воруют, начальство – сволочи, все плохо, мы бедные, а не стибрить ли нам что-нибудь с вашего стола?

– Ага, и как только они чуют наши праздники? – согласилась Наташа, нарезая хлеб. – На запах, что ли, идут?

– Девочки, прекратите! – сказала им строго Лидия. – Ваня – ваш двоюродный брат, ну он не виноват, что ему такая Ленка подвернулась. А куда шея повернет, туда и голова, жизнь у них такая – несчастная.

– Сама-то веришь в то, что говоришь? – спросила Наташа.

Все женщины захихикали, включая Лидию. Наташа и Надя были родными сестрами, Лидия – их мать. Когда-то у Лидии была сестра Тамара, которая умерла, когда Ване было 27 лет. Тамара оберегала сыночка и растила его каким-то несамостоятельным. После смерти сестры оказалось, что Ваня ни к чему не приспособлен, будто ему руки и ноги разом переломали. Но какой же холостой парень в этом возрасте с квартирой останется бесхозным? Его тут же охмурила Лена – пышная и наглая тридцатилетняя барышня с дочкой семи лет.

Лидия сначала была рада за племянника: ну вот, наконец пристроен. Ленка хваткая, и вроде как даже любит Ивана. Лидия заходила к ним в гости и смотрела как та с остервенением отмывает холостяцкую квартиру от грязи – за полгода после смерти сестры образовались толстые слои грязи и пыли на мебели и технике.

– Господи, Ванечка, как тебе с невестой повезло! – качала головой Лидия.

– Ага, «повезло»! – ворчала Лена. – Тут надо оттирать хорошими средствами все, а не этими дешевыми.

– Так купила бы их, Леночка! – сказала Лидия. – Что же ты такую дешевку берешь?

– На какие шиши? – Лена вытаращила глаза. – На зарплату этого строителя? Или на свою – посудомоечную?

– Ну Ваня же неплохо получает, – возразила Лидия. – Он квалифицированный специалист, выучился, наши зарплаты в разы ниже Ваниных.

– Да уж, – усмехнулась Лена. – Все это начальство у них ворует, сами жируют, наживаются на работниках.

Лидия пожала плечами – Тамара никогда не жаловалась, наоборот, удивлялась большим заработком сына, даже не ожидала, что он так будет получать, гордилась, что в семье такой добытчик.

– Лен, ну ты же посуду моешь в кафе, вот и ты тоже воруй – у вас там средства хорошие, отливай в баночку и домой неси!

– Ага, а еще там везде камеры! Отольешь – уволят! А еще хуже – посадят! А у меня дочь! Вы будете воспитывать?

Лидия почувствовала себя неловко. Ну что ж, помочь надо молодой семье. Она была на пенсии, но подрабатывала библиотекаршей – скорее для души, очень любила читать. На свои деньги она купила хорошие средства для уборки, и Лена их приняла как должное, даже не поблагодарила.

– Вот, это то, что нужно, – сухо сказала она. – Буду дальше отмывать.

Конечно же, как всю остальную родню, Лидия приглашала Ванину семью на праздники. Сначала к Лене относились нормально – вроде своя девка. Поначалу она стеснялась болтать в незнакомой компании, садилась в уголке, скручивала руки косичкой на груди и за всеми наблюдала.

– Лен, пошли потанцуем! – звали Ванины родственники.

Лена мотала головой, мол – нет! Рядом с ней всегда сидела ее хмурая дочка, которая тоже сплетала руки на груди как мама. С детьми играть она не хотела, веселиться тоже, ее волновал только гастрономический интерес – аппетит у девочки был завидный. Пока что веселился только Ваня. Но и у него стал портиться характер – он во всем поддакивал жене, ввинтился под ее каблук. Вскоре на таких праздниках Лена начала отличаться особой болтливостью:

– Начальники сволочи! Воруют и воруют, а мы для них рабы, да еще и зарплату задерживают! Непонятно, на что жить! Голодаем, мучаемся.

Этот разговор напрягал всех – ну да, все нужду испытывают в той или иной степени, но не ныть же за столом, надо обо всем забыть и веселиться. На общих праздниках каждая семья вносила свою лепту: кто салатик, кто рулетики, кто еще что-то, семья Григорьевых не приносила ничего, но и смущения от этого не испытывала. Сами они никого к себе не приглашали, даже расписались втихую.

– Странно, у меня совсем другая информация, – сказал дядя Вася, брат Лидии и Тамары. – Все строители на этом предприятии получают зарплату вовремя, это же я туда племянника устроил, у меня там знакомые.

– Вас дезинформировали, дядя Вася, – не краснея ответила Лена, и Ваня ей поддакивал.

Григорьевых стали все меньше приглашать, а уж потом вообще стали игнорировать – не звать в гости. Но они к этому очень спокойно относились – просто приходили сами, зная даты, и даже упрекали хозяев в том, что их забыли пригласить. А еще у них был коронный номер – дождаться конца праздника и принять со стола то, что гости не доели, унося все домой.

– А мы ни от чего не откажемся, тетя Лида. Не мы такие, а жизнь плохая. Зарплату задерживают, начальство ворует, надо как-то выживать. Баночки я вам верну.

Вот и на этот раз Григорьевы пришли без приглашения. Наташа и Надя были готовы взорваться и выгнать непрошенных гостей, но Лидия защитила любимого племянника.

– Девчонки, ну что от нас убудет? – говорила она. – Мы же на праздники готовим так, что стол ломится, да и другие приносят кто что может. А остатки у нас никто на следующий день не доедает, едоки из вас слабые, так пусть им будет. Не выкидывать же.

– Слушай, они пришли с сумкой какой-то большой, может что-то принесли? – Наташа выглянула в прихожую, сумка стояла там же, а Григорьевы были уже за столом.

Но сегодня Лена была какая-то не такая – вместо нытья и жалоб, она веселилась вместе со всеми, даже согласилась потанцевать. Странно, может быть, люди меняются? Но все выяснилось гораздо позже.

– Дядя Вася, а не могли бы вы нам помочь? – спросила Лена. – Вы бы замолвили словечко насчет Вани, чтобы ему повысили зарплату.

– А чем Иван отличается от других работников? Или ему еще надобно корону надеть на голову вместо каски?

– Дело в том, что я беременна, – сказала Лен смутившись и все первый раз увидели, как она покраснела. – Расходы, знаете ли, увеличиваются.

За столом все зааплодировали, начали поздравлять. Лидия слегка всплакнула:

– Эх, Тамарочка не дожила до этого момента, внука не дождалась.

Дядя Вася пообещал, что-нибудь придумать, но он заранее знал, что ни с кем и ни о чем договариваться не будет – Лене сколько ни дай, ей все мало. Завершался праздник, расходились гости, а Григорьевы, как всегда, оставались до последнего.

– Вы знаете, сегодня совершенно случайно у нас в кафе раздавали ненужные пластиковые контейнеры, – Лена принесла ту самую большую сумку из прихожей. Больше баночки я у вас таскать не буду, можно прям сюда еду со стола и складывать. Да мы все будем, все кладите, ни от чего не откажемся, особенно мне сейчас надо за двоих есть.

Источник

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
b-glife.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector