Камень с души

ИСТОРИИ

Эх, какие же они красивые, глаз не отвести! Крохотные, прелестные, милые. Словно живые! Смотрят на тебя, улыбаются, будто хотят что-то спросить. А одежда на них какая… Взрослые позавидуют! Сплошная магия, очарование, волшебство! Ничего восхитительнее невозможно найти.

Десять маленьких виниловых куколок обоих полов в мягких одеждах, родом из ГДР, принесённые воспитательницей Ольгой Анатольевной всего на один день, аккуратно были разложены на столе. В магазинах таких не купить, наверняка это был подарок щедрых инопланетян.

Плотная группа пятилетних детсадовских ребят выстроилась вокруг игрушек и внимательно рассматривала их, боясь даже моргнуть. На вид они были прекраснее любых детских фантазий, очаровательнее самых ярких снов.

Трогать руками куколок было запрещено, поэтому дети, окружив постамент, были вынуждены тяжело вздыхать и стукаться головами, пытаясь получше их разглядеть. Внимательно рассматривали все детали, стараясь ничего не упустить. Цветастые платья, вязаные кофточки, строгие брюки и туфельки на миниатюрном каблуке. Если бы ребята знали о существовании голодовки, то моментально бы объявили её, когда сеанс счастья закончился, и воспитательница начала осторожно собирать игрушки и прятать их в, стоящий в тёмном углу, огромный сейф.

Ольга Анатольевна с лёгкостью подавила детский бунт, пообещав, что если дети будут крепко спать в тихий час и хорошо себя вести на прогулке, то вечером, возможно, она смилостивится над ними и, так уж и быть, опять покажет им своих очаровательных кукол.

Наступил тихий час.

Таня лежала на кровати, смотрела в потолок и думала. Сна не было ни в одном глазу. Эх, если бы у меня были такие же красивые игрушки… Уж я бы тогда… Да мне бы… Да я бы с ними… Это же целое богатство, за такое не жалко расстаться с жизнью… В общем, надо было решаться. Либо сейчас, либо никогда. И Таня решилась.

Она дождалась, когда все ребята уснут, а самое главное, когда уснёт воспитательница, которая из солидарности спала вместе с детьми, за что они её очень уважали. Ольга Анатольевна гордо поднимала палец вверх и утвердительно произносила: «Вообще-то, взрослые днём не спят, но, чтобы вам не было так обидно, я, так уж и быть, посплю вместе с вами». И самая первая выдавала раскатистый храп.

Таня дико боялась. Ещё бы, надо было осторожно залезть в карман халата воспитательницы и аккуратно вытащить оттуда предательски звенящие ключи. И всё это на виду у двадцати спящих ребят. Но она справилась. Сейф, вредно клацая и щёлкая замком, пытался хоть кого-нибудь разбудить, но, под натиском правильно подобранного ключа, сдался и был вынужден приоткрыть свою железную дверь.

Кроме виниловых куколок, там ещё лежала увесистая пачка денег, но зачем ребёнку деньги, когда у него есть настоящее счастье в пластмассовом обличье? Девочка ловко сгребла в майку восхитительные игрушки, на цыпочках прокралась в раздевалку и спрятала их под одежду в своём шкафчике с вишенкой. Затем так же аккуратно закрыла сейф, сунула на место ключи и в самый последний момент заскочила под одеяло. Уф, дело было сделано, наконец-то, можно перевести дух.

На прогулке вся группа была тише воды, ниже травы и изображала вялых манекенов, боясь расстроить хозяйку положения – воспитательницу и остаться без вечернего представления. Одна лишь Таня пыталась спровоцировать конфликт. Всячески старалась подбить ребят нарушить строгий режим. Бегала, орала, скакала, толкалась и кидалась песком. Но не помогло. Чуда не произошло. Дети не поддавались. Вечером вся группа с нетерпением собралась возле сейфа, чтобы ещё раз взглянуть на великолепные игрушки. Ольга Анатольевна неторопливо вставила ключ, не спеша повернула замок и медленно приоткрыла дверь… В детском саду началась ядерная война.

Воспитательница возмущалась, кричала и допрашивала ребят. Набрасывалась на нянечку, у которой был запасной ключ. Стоны, слёзы, вопли, обиды, оправдания. Весь детский сад стоял на ушах. Таня вместе со всеми отнекивалась и до последнего не сознавалась, пока ближе к вечеру за ней не пришёл папа. Девочка быстро распихала кукол в капюшон и по карманам. Заплаканная Ольга Анатольевна даже не стала её проверять, а только пожаловалась отцу на отвратительное поведение ребёнка во время прогулки и опрометчиво выпустила маленькую воровку из «золотохранилища» на свободу.

По дороге домой Таню распирало желание похвастаться перед папой «добычей» прямо на улице, но всё-таки она сдержалась и дотерпела до квартиры. Девочка вполне понимала, что родители будут её ругать и скажут, что красть не хорошо, но была твёрдо уверена, что когда они увидят этих очаровательных кукол, то тут же поменяют своё мнение.

– Всё, можно смотреть, заходите!!! – пригасила она родителей в комнату.

Мама с папой открыли дверь, увидели на столе аккуратно разложенные игрушки и… притихли. После минуты молчания, папа выведал все детали операции, подошёл к Тане, погладил её по голове и грустно сказал:

– Знаешь, дочка, ты молодец, всё грамотно провернула, но с этого дня наша жизнь разделилась на «до» и «после». Эх, а ведь ещё утром всё было хорошо… Теперь воспитательница позвонит в милицию, тебя будут искать с собаками и рано или поздно найдут. Может, сегодня ночью, а, может, через месяц, но в любом случае за тобой придут и посадят в тюрьму.

Тебе придётся отсидеть пять лет. Это значит, что ты выйдешь ровно в десять. Мы с мамой тебя, конечно, дождём, будем писать письма и посылать конфеты, и ты освободишься уже невиновным человеком, но всю оставшуюся жизнь тебя будет мучить совесть, и ты уже никогда не сможешь спокойно спать. Эх, как же хорошо ещё было утром…

Затем родители закрыли дверь и ушли, и Таня осталась наедине с этими мерзкими и паршивыми куклами, которые ещё ко всему прочему противно воняли пластмассой. По щекам потекли слёзы. И вот из-за них я должна сесть в тюрьму?

В комнату вернулся папа.

– Мы тут с мамой посовещались. В общем, есть один маленький шанс загладить твою вину.

Таня с надеждой взглянула в глаза отцу.

– Нужно завтра же отнести игрушки обратно в садик и тем же способом вернуть их в сейф. Если сделаешь всё так же тщательно и аккуратно, и тебя никто не заметит, то в тюрьму не посадят. Но камень на душе всё равно останется на всю жизнь…

Хорошо, что у маленьких детей крепкое сердце, иначе бы на следующий день девочка умерла от инфаркта возле сейфа. Руки дрожали, коленки тряслись, но всё-таки виниловые игрушки чудесным образом оказались на своём законном месте.

Так Таня опять вернулась в свою спокойную и безмятежную жизнь, и с тех пор больше никогда не воровала. Она даже подумать не могла о воровстве. Потому что хорошо усвоила простой секрет, что чужое не делает людей счастливыми, а, наоборот, приносит вред. И не даёт, а отнимает.

***
Спустя много лет, когда Таня выросла и уже сама водила сына в детский сад, она встретила на улице свою старенькую седую воспитательницу. Собралась с духом, набралась смелости и подошла. Поздоровалась, объяснила, кто она такая и… покаялась. Рассказала, как украла игрушки и как возвращала их назад. Попросила прощения.

Ольга Анатольевна внимательно выслушала женщину, посмотрела ей в глаза, обняла и рассмеялась:

– Ну что ты, милая, я же знала, что это ты была. Твой папа подошёл с утра, рассказал всё и попросил тебе подыграть. Сделать вид, что я ничего не заметила…

Старый чёрный камень свалился с Таниной души.

Источник

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
b-glife.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector