Жили дружно, пока не поклеили обои

ИСТОРИИ

– А давай другие обои поклеим? У нас они такие мрачные! – сказала Ира, глядя на стены. – Только обои и все!

Федя пожал плечами. Ему было все равно, Ирка у него визуал, ей виднее. Однокомнатная квартира досталась ему 2 года назад по наследству от бабушки в аховом состоянии, наняли рабочих для капитального ремонта, все тогда устраивало. Только Ирка все чаще жаловалась, что не хватает света в комнате и ее угнетает синий цвет.

– Ну давай, найди рабочих, пусть поменяют, – флегматично ответил Федя.

– Ты что, с ума сошел? Тут целый день будут ползать чужие люди, сопрут что-нибудь, да и вообще, что мы сами не поклеим? Что их клеить? Эти снял, другие наляпал, ничего сложного! Ты хоть раз клеил обои?

– Нет, в ремонте я профан, я в этом вообще ничего не соображаю! – вздохнул Федор. – Моя работа умственного труда, я юрист.

– Ну так вот и делай ремонт с умным видом! – улыбнулась Ира. – А я тебе помогу!

– Может быть, не стоит? Говорят, что совместная оклейка обоев рушит семьи.

– Глупости говорят! Мы самая счастливая семья в мире, нас ничем не рассоришь!

Действительно, Ира с Федором была образцовой парой, многие удивлялись, что в течение двух лет у них сохранились нежные отношения. Ни одной серьезной ссоры, только мелкие неурядицы, которые Ира переводила в шутку. Да и с Федором сложно поругаться, он флегматик. Жизнь размеренная, спокойная, никаких стрессов и общих работ еще не было, каждый занимался своими обязанностями, и вот: «Давай поменяем обои!».

Бегло прочитали в интернете инструкцию по оклейке – ничего сложного. Поехали в строительный магазин выбирать и покупать все, что нужно. У стенда с обоями Ира застыла как в музее перед экспонатами.

– Смотри, вот эти вот давай возьмем? Смотри, какой приятный персиковый цвет, и никакого рисунка! – предложила Ира.

– Давай, бери, – согласился Федор.

– Нет, лучше этот, абрикосовый, он насыщенный!

– Да бери любой фрукт, – пожал плечами Федор. Он в упор смотрел и не понимал, как же Ира видит и определяет оттенки этих цветов?! Вроде как все одинаково.

От скуки он решил пройтись по магазину, и вернуться только тогда, когда Ира что-то выберет из двух фруктов, но на это понадобилось полчаса. В итоге были выбраны желтые обои со сложным рисунком. Не понять мужчинам эту женскую логику.

– Ну вот, в субботу утром начнем и к вечеру поклеим! – радостно сказала Ира.

Для начала надо было ободрать старые обои, но они усердно не отрывались.

– Странно! – удивилась Ира, – А я в детстве помню, что мои родители взяли за обоину, и она с легкостью оторвалась. Там еще газеты какие-то были.

– Сейчас на газеты не клеят, грунтовать надо, я все для этого купил!

– Ну хорошо, давай я буду обдирать, а ты грунтовать уже голую стену.

Но обдирать, даже шпателем, оказалось не так-то просто. Замывали стену водой с мылом, обрубили свет в комнате. Пришлось просить соседа, чтобы посмотрел, что же там в щитке сработало.

– Вы зачем розетки мочите? – спросил сосед. – Вы бы их закрыли как-то.

Наспех залепили розетки скотчем. Работали до позднего вечера с рыком друг на друга, перечитывали тонкости в интернете и все равно ошибались. Два раза Федя ударялся мизинцем ноги об сгруженную в центр комнаты мебель, и его флегматизм тут же испарялся.

– Ира! – громко кричал он, грязно выругавшись, – Давай выкинем этот комод, он вообще в интерьер не вписывается.

– Ты комод виноватым сделал? – возмутилась Ира. – А может быть надо смотреть, куда идешь?

К вечеру упали на диван совсем замученные, просили прощения друг у друга за нанесенные оскорбления.

– Ну ничего, ободрали, загрунтовали, завтра будет самая приятная работа – оклейка. Уже все будем делать спокойно и дружно.

Но спокойно и дружно не получилось. Уже с самого утра началась грызня, пока разводили клей: он упорно мешался с комками.

– Это я виновата, – ворчала Ира. – Надо было проследить, какой ты клей берешь! Наверное, самый дешевый! Это ты любишь – продешевить!

Когда с клеем разобрались, началась «самая приятная работа». Самое ужасное, что Ира выбрала такие обои, которые нужно было подгонять по рисунку.

– Это я виноват, надо было с тобой остаться, проследить, что ты берешь, – проворчал Федя. – На цвет сморишь, а такие мелочи не замечаешь.

Но настоящий скандал был еще впереди, когда Федя становился на стремянку, наклеивая обои сверху, а Ира ровняла снизу.

– Что ты делаешь? Ты не видишь, что криво клеишь? – кричал Федор.

– Ну написано же было, что надо внахлест как- то клеить, ближе друг ко другу! – орала снизу Ира.

– Эти обои внахлест не клеятся!

– Ну а что ты тогда дыры такие оставляешь? Впритык тогда надо!

– А ты не видишь, что здесь они гармошкой складываются!

– Это потому что ты неправильно разглаживаешь, криворукая!

– У тебя вон пузырями все пошло!

– Пузыри можно иголкой потом проткнуть!

– Ну и что получится? Решето? Все в дырах!

– Они будут незаметны! Давай клей шустрее, сохнет ведь, орешь только!

– Сам орешь, в ушах звенит, сам криворукий болван.

Когда было оклеено полкомнаты, то супруги увидели, что в середине рисунок не совпадает, что вызвало еще одну волну ругани. Найдя компромисс, что «и так сойдет», продолжили работу, но скандал не прекращался. Вдобавок ко всему Федя еще раз ударил о стремянку свой многострадальный мизинец, и стремянка полетела в центр комнаты, прямо на мебель.

– Федь, давай спокойно все доделаем, а то мы так разведемся к концу ремонта, – попросила Ира.

Заканчивали с психами, но без личных оскорблений. Когда закончили, тяжело выдохнули.

– Все, пойдем на кухню, пусть сохнет! – сказал Федор. – Давай отметим за ужином, что кончилось это мучение.

На кухне просидели до позднего вечера. Надо бы мебель задвинуть и спать ложиться.

– Ты что сделала? – закричал Федор. – Ты зачем окна открыла?

– Так ведь душно было и сыро! Я решила проветрить! А что?

Стены имели жалкий вид. Где гармошка, где пузыри, но большинство обоев просто отвалились от стены. Все вкривь и вкось. Ира втянула голову в плечи и сделала виноватый вид, она не знала, что нельзя было открывать окна. На следующий день она взяла на работе отгул, купила новые обои, заплатила двум профессиональным шабашникам, и к вечеру уже все было готово без ее участия.

– Смотри как красиво! – восхищалась Ира. – Надо было сразу шабашников звать.

Федя лежал на диване и обнимал Иру за плечи. Он ничего ей не сказал в упрек, ведь он сразу предлагал, чтобы этим делом занимались профессионалы. К нему вернулся его привычный флегматизм, несмотря на то, что еще болел мизинец на ноге. Он просто согласился с Ирой.

Источник

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
b-glife.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector