Стыдно перед самим собой. Похоронил отца, а я даже, вроде бы и рад

Игорь был рад – к нему приезжал армейский друг Олег. Ненадолго, всего на два дня, проездом, но все-таки: 12 лет не виделись! Жена уехала на весь отпуск с детьми к своей матери греться на юге, у Игоря работа вот выходные можно и с другом пообщаться, город показать. Встретились на вокзале, заскочили в магазин, взять что-то к столу, приехали домой, Игорь сразу же принялся жарить картошку: в армии это была их излюбленная еда, так что очень даже символично.

– Ну как ты вообще, как твоя жизнь? – спросил Олег.

– Да ничего, — ответил Игорь. – Сам знаешь – женат, двое детей: старший сын Костя, ему 8 лет, младшая дочка Алинка, ей полтора года. Уехали сейчас к Черному морю, там теща живет. Я работаю, кручусь вот ипотеку осталось выплатить, немного осталось. На рыбалку езжу, недавно ведро карасей привез, друзьям раздал. А, ну да, и отец у меня умер месяц назад.

– Ничего себе! И ты это так говоришь, как бы между прочим? После карасей? – удивился Олег.

– Да, — вздохнул Игорь. – Стыдно кому сказать, поверишь – нет: вот ничего по этому поводу не чувствую! Совсем ничего, будто нервы атрофированы. Другие рвут и мечут, если родителя похоронили, а я не могу даже вида подать, что грущу. Я даже, вроде бы, рад. Как злорадство какое-то, даже перед самим собой стыдно!

Стыдно перед самим собой. Похоронил отца, а я даже, вроде бы и рад

– Кошмар какой-то, — Олег был в шоке. – Такого не бывает! Что, сильно донимал тебя?

– Ну, у меня оба родителя странные. Сколько себя помню, у них не было ни друзей, ни праздников, ни общения с родней, — Игорь ушел в воспоминания. – Жили как-то особняком, все у них были плохие, всех ругали, сами вдвоем сплетничали, на весь мир какие-то обиженные. Как они меня-то родили – не пойму?! Случайно, что ли? Мне казалось, что и меня они не любили: батя лупил меня ремнем как сидорову козу, за любую провинность, даже за тройку в дневнике. Я искал защиты у матери, но она равнодушно меня отталкивала, мол – если отец наказывает, значит – есть за что. Даже был такой случай, что чашку разбил кот, а мне влетело.

Игорь нахмурил брови от воспоминаний, немного помолчал и продолжил:

– Если честно, из-за них во мне столько комплексов было. Вещи я носил с чужого плеча, будто мы нищие были. Между прочим, отец немалую должность в органах занимал, деньги были, да еще и какие! Только они все копили и копили, а на что – я даже и не знаю, сами неплохо одевались, а на мне экономили. В двенадцать лет я на рынке подработал летом, бате ничего не говорил, и на том же рынке заработал себе на новые джинсы, очень крутые. Принес домой, счастливый, только тогда все бате рассказал. Он меня отлупил, думал, что я украл, и отвел меня на рынок, чтобы эти джинсы отдать. Там ему все говорили, что я честно заработал, но он никого даже слушать не стал.

Игорь еще раз помешал в сковородке картошку, разложил ее по тарелкам, нарезал овощей, сала и сел за стол. Олег уже разлил по рюмочкам и предложил:

– Может, твоего отца помянем все же?

– Нет, не хочу, давай лучше за встречу! – ответил Игорь.

Хлопнули, закусили, промолчали. Игорь что-то вспомнил и засмеялся.

– А помнишь, какой я в армию пришел, — хохоча, спросил он у Олега. – Такой худой замухрышка, всего боялся. А ведь это именно я захотел пойти в армию, рвался из дома. Мне тогда было все равно – хоть в армию, хоть в тюрьму, хоть в канаву к бездомным, лишь бы только от родителей сбежать. До моего совершеннолетия они вообще устраивали мне тотальный контроль с экзекуциями, страшно вспоминать! Поэтому и благодарен тебе, то что ты, так сказать, взял меня под свое крыло, не дал сломаться в армии. Давай за годы службы!

Хлопнули еще и Игорь продолжил:

– А после армии я женился. Опять же: скорее хотел свою семью завести, чтобы подальше от родителей быть, хоть они и требовали, чтобы я вернулся к ним. Встретил вот Светлану, сняли с ней квартиру, подали заявления. Родители попросили перед свадьбой к ним прийти, чтобы я их познакомил с невестой. С первых же минут знакомства я понял – хороших отношений не будет. Светка честно старалась им понравиться, но куда не целуй моих предков – везде пятая точка. Они сидели с надменным видом и брезгливо на нее смотрели. Короче, ушли мы со Светкой уже через час, и свадьбу особо не делали – после росписи с друзьями посидели и все.

Игорю позвонила жена, он, улыбаясь, переговорил с ней, с сыном, послушал, как лепечет в телефон его дочка, попрощался и опять ударился в воспоминания:

– Только после свадьбы Светка меня перестала уважать. Мать, какого-то черта, приезжала нас контролировать, отец лез со своими нравоучениями, а я на все реагировал как кролик на удавов. Армию прошел, а родителей все равно боялся. Светка меня ругала, мать мою выгоняла, хотела вообще разойтись, но наш брак спас Костик: у жены в животе зародился. Мои предки тогда взбесились – сами, мол, нищие и нищету плодить начали. Меня тогда такое зло взяло, открыл я ИП и стал торговать рыболовными товарами. Вот сейчас расширился, уже три точки имею, начал с крючков, сейчас у меня все – от обмундирования до лодок с мотором. Жаль, что ты на два дня всего приехал, мы бы с тобой порыбачить съездили.

– Да я, в общем-то, не рыбак, я скорее по спорту, — ответил Олег.

– Ну понятно, — кивнул Игорь. – Так вот, когда родился Костик, мы думали, что может быть, дед с бабушкой порадуются, внук все же на свет появился! Ага, как же – ни в роддом, ни потом в течение года, они даже к нам не заходили! Ни подарков, ни помощи, а я ведь только начинал бизнесом заниматься, сложно было! Пришли, когда Костику год был, сказали, что внук не в их родню и ушли. Потом, до рождения Алины отношения были вообще натянутые, а когда дочь родилась, то вообще испортились: мол, они уже пенсионеры, им бы надо помогать, а мы, вместо этого, детей плодим. А что им помогать – накоплений выше крыши!

– Куда же они деньги-то девали? Просто так копили? Для кого? – спросил Олег.

– Ох, не знаю, до сих пор это для меня загадка, — ответил Игорь. – Ну вот машина у них была, правда не очень крутая. Вот на ней он и попал в аварию. Лежал в реанимации, мать тогда перед врачами деньгами сыпала, чтобы спасли, но не помогло. А я ни разу не пришел! И на похороны только на полчаса заскочил. Самое ужасное, что даже мать мне не было жаль, и, наверное, если она уйдет на тот свет, и ее не пожалею. Не знаю, чувств у меня к родителям нет. Они меня не любили, а я к ним стал равнодушен.

Налили по третьей. Вроде и помянуть отца нужно, но Игорь наотрез отказался. У Олега были смешанные чувства – вроде друга и понять можно, но в то же время нельзя же быть таким черствым по отношению к своим родителям! Мягче надо сердцем быть.

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
b-glife.ru
Стыдно перед самим собой. Похоронил отца, а я даже, вроде бы и рад
3 коварных женских приема, на которые все еще ведутся мужчины
Adblock
detector