Родила, когда «уже пора», а оказалось рано. Чувств нет, только стыд, пустота и обида

Родила, когда «уже пора», а оказалось рано. Чувств нет, только стыд, пустота и обида

Маленькая Анечка сидела посреди комнаты в компании разбросанных игрушек. Ее мама, Лариса, прилегла на диване и играла в какую-то компьютерную игру на смартфоне. Ходить еще малышка не умела, в силу своего возраста в несколько месяцев, зато ползать на четвереньках – это мгновенно. Анечка доползла до кошки Дуси и схватила ее за хвост. Дуся развернулась и слегка цапнула Анечку за ножку: так чуть-чуть задев ее коготком, будто предупредив, что трогать ее не рекомендуется. Малышка громко расплакалась.

– Сама виновата! – спокойно произнесла Лариса, не отрываясь от телефона. – Пощиплет и пройдет.

Царапина и впрямь была несерьезная – так, слегка розовая полоска, но Анечка кричала так, будто все беды Земли свалились на ее маленькую головку. Ну что ж, надо подняться. Тем более все равно надо ужин готовить, скоро муж с работы придет. Господи, тоска-то какая!

Лариса встала, подняла Анюту, подула на ее ножку и со словами: «Все, уже не больно!» – посадила в манежик, а кошку заперла на балконе. Анюта продолжала плакать, но мать равнодушно ушла на кухню. Она включила музыку на смартфоне, надела наушники, и, пританцовывая, начала чистить рыбу. Ну надо же, даже через наушники слышен крик дочери! Ну когда же она угомонится?

Непонятно почему, но материнское чувство в Ларисе так и не проснулось. Все дело в том, что она совсем не хотела ребенка, от слова «вообще»! Во всяком случае, лет до 30-35 точно, а там уже может чего-то и захочется, и то – не факт! Но напрягли же, напрягли все вокруг «пора рожать» и все тут!

Лариса родилась в полной, но небогатой семье, в те 90-е никто не спешил обзавестись большим количеством детей, время было трудное. Тем более у родителей была однокомнатная квартира, куда двух-то рожать? Во дворе – почти одни мальчишки, а из развлечений только песочница, кривые качели и деревянный кораблик с пробоиной на левом борту. Вот и вся была детская фантазия – залезть на корабль и играть в пиратов, представляя себя в дальних плаваньях.

Двор тихий, в основном все дети сидят в своих приставках и режутся в боях с пиксельными человечками. Что такое детский гомон, Лариса узнала, когда родители с ней переехали ближе к центру города в двухкомнатную квартиру. Ей уже было 15 лет, окна ее комнаты выходили на роскошный детский двор со всевозможными качелями, каруселями и крутыми горками разной формы с большим количеством детворы. Было жарко, но приходилось закрывать окна – даже сосредоточится трудно над книжкой и за компьютером: ор нескончаемый. Только после 9 вечера наступала тишина, но потом начинал кричать соседский ребенок, который недавно родился. Уф, и не уснуть!

Любовь к «пиратству и морям» из детства не прошла даром: Лариса решила стать гидом-экскурсоводом, поездить по разным странам. Выучилась, пошла работать в турагентство, но по началу стажировалась в офисе – продавала путевки. Однажды в офис заявилась парочка: симпатичный парень и размалеванная фифа. Лариса еще подумала, что они совсем не гармонируют друг с другом – он такой приятный и романтичный, как Артур Грей, а она простая дешевка. Парочка взяла путевки в Турцию, а через пару дней этот Грей пришел сдавать путевки и взял другие – втроем с друзьями, без девушки. Не судьба была фифе заполучить этого парня! А у Ларисы все получилось!

Парня звали Артем (ну почти что Артур), потом он стал путешествовать вместе с Ларисой: она на работу, а он на отдых, если был свободен от своей работы. У Артура с братом был свой автосервис: один отдыхает, другой работает, все четко и честно! Понятно, что такие поездки привели потом к свадьбе, только Лариса сразу сказала – пока никаких детей, пока она не созреет! И работу она бросать не хочет. Да, ей уже 25 лет, но такие вот условия, причем единственные, без меркантильных и глупых капризов. Артем согласился.

Только вот началось с первого года замужества:

– Дочь, ты чего? Какие работы, ты замужняя женщина! Давай-ка, займись прямыми обязанностями: рожай детей, обоснуйся дома, хозяйничай! – ругалась мать.

– Ты что, не собираешься мне внуков рожать? – возмутилась свекровь. – Один у меня оболтус сын даже жениться не хочет, а второй женился в 30 лет и теперь сноха брыкается!

– Почему ты не хочешь родить? – удивлялись подруги и прижимали к себе своих чад. – Дети ведь такие мимимишные!

Ничего мимимишного в детях Лариса не видела и не чувствовала. Она хорошо исполняла свои домашние и супружеские обязанности, поглощала противозачаточные таблетки и с удовольствием работала. Молодых это устраивало, а вот родители и подруги напирали и ругались: мол, как только забеременеешь, сразу почувствуешь счастье материнства, инстинкт даст о себе знать. Но Лариса ничего не хотела менять.

Коррективы внесла пандемия. Когда только начался самый бум и турагентства начали терпеть крах, все окружающие Ларисе заорали: «Пора рожать – это знак свыше!». Подавленная из-за отсутствия работы Лариса сдалась и перестала принимать таблетки. Забеременела мигом еще в начале апреля, а в декабре родила дочь Анечку. Всю беременность ей было плохо, и кроме тошноты и депрессии она больше не чувствовала. Вообще! Даже толчки под ребра раздражали. Где хвалебный материнский инстинкт? Нет его! Даже когда Анечка родилась и ее с Ларисой забрали из роддома, то мамки умилительно спросили:

– Ну! Теперь понимаешь – о чем мы тебе говорили? Что чувствуешь?

– Чувствую, что пояснице стало легче! – ответила Лариса.

Тьфу, черт! Бабушки умиленно посмотрели на внучку, ути-пути, муси-пуси, помахали лапками, пообещали помогать и навещать, но пропали с редкими наездами. Достаточно было того, что они внучку по вайберу видят, а гостинцы и Артем у них может забрать на машине. Но так материнский инстинкт у Ларисы и не раскрылся. Она делает все на автомате: кормит, меняет подгузники, моет ребенка, гуляет по режиму, дома чисто и все хорошо. Но лишний раз взять ребенка на руки, приласкать и покачать – нет, это выше ее сил. Неужели она не любит малышку? Наверное – нет, чувств таких нет и все! Лариса сама на себя за это злится!

Когда уже рыба жарилась, пришел Артем. Он разделся, помыл руки и зашел в комнату со словами:

– А где наша девочка Анечка? А где наша красавица? А где моя любовь всей жизни?

Тишина и какое-то шуршание. Артем вынул из манежика Анечку, заплаканную и полусонную, взял ее на руки и зашел с ней на кухню.

-Мамочка, ну что же ты опять прозевала, что мы плакали в манежике и стали там засыпать? – спросил Артем, а Анечка полусонными глазками укоризненно смотрела на маму, засунув пальчик за щечку.

– Не знаю, Артем, не знаю я! – Лариса не знала, как это чувство, точнее равнодушие к дочери, донести до мужа.

– Я все понял! Мы полетели в кроватку дальше спать! – Артем издал звук летящего самолета и «улетел» со смеющейся дочкой в детскую комнату. А Лариса обессилено села на мягкий уголок. Ей было стыдно! Не надо было ее напрягать с этими родами! Не надо было! Родилась бы Анечка лет на 7 позже, возможно было бы все по-другому. Лариса бы чувствовала что-то, а сейчас – только пустоту и досаду. Хорошо, хоть Артем хороший папа, хоть кто-то Анечку по-настоящему любит.

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
b-glife.ru
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Родила, когда «уже пора», а оказалось рано. Чувств нет, только стыд, пустота и обида
Способы раздразнить его и заставить с нетерпением ждать ночи
Adblock
detector