«Дед болеть будет, пахнуть…» Надо решать, забрать ли больного отчима в дом. Он же не родной отец

СЕМЬЯ

– Ну, что сказали врачи? – тревожно спросила Надя у вошедшего в дом мужа. – Как дела у нашего Петровича?

– Не пойму, врачи наговорили что-то своими терминами, — ответил Женя. – В общем, паралич обеих ног. Понятно все, он такие стрессы и операцию перенес, что теперь уже даже ходить не может.

– А он хоть все соображает? С головой как? – уточнила Надя.

– Все воображает, силен старик. Только грустный очень, плачет даже! – вздохнул Женя. – Ничего не поделать, надо брать старика к себе домой.

– Ура! Дедушка с нами жить будет! – с радостью воскликнул десятилетний сын Антошка.

– Чему ты радуешься? За дедом уход будет нужен, подгузники ему менять и на коляске возить! – прервала брата Наташа. Ей было уже 17 лет, и она прекрасно понимала – как все изменится теперь их в жизни, если забрать папиного отчима домой.

– Ну и что! – заворчал Антошка. – Это же наш дедушка!

– Жень, ну куда мы его заберем? – застонала Надя. – У нас двухкомнатная квартира, даже дети вместе живут, куда нам старика? На кухню?

– Да хоть бы и на кухню! – возмутился Женя. – Ну а куда ты его хочешь? В деревню в свой дом ему нельзя, кто там за ним следить будет? Тем более условия там не очень. Я вот что подумал – пока дед на реабилитации будет, а это около двух месяцев, то я продам его дом и куплю трехкомнатную. Дед согласен и это точка!

– А я не согласна! – возразила Наташа. – Дед болеть, будет пахнуть тут его подгузниками и старостью, как в его доме в деревне, фу! И вообще пап, это не твой отец! Он тебе отчим с твоих семи лет. У него своя родная дочь есть, дед ей платил алименты, вот теперь пусть она его и берет к себе. Вроде она сама сейчас медсестрой работает у себя там на севере? Вот пусть и забирает!

– Наташа, закрой рот! Это мой отец и неважно там – кровный он или нет! Он меня вырастил, выучил и мать мою всю жизнь любил! Да так любил, что после ее смерти вот уже год оклематься не может! – Женя пришел в бешенство. – У тебя, Наташ, расчет капризной девки, пахнуть ей будет не так! Подруг ей не привести! Через пять месяцев тебе уже 18 лет, выметайся сама из дома!

– Жень, ну Наташа права! – Надя попыталась заступиться за дочь. – Официально он тебе не родной. Ну может в деревне сиделку наймем? Ну есть такие женщины, которым жить негде, а тут и деньги будет получать! Или как вариант – дом для престарелых, сейчас там хорошо…

– Да идите вы все! – перебил Женя и выскочил из квартиры. Он силился, чтобы не заплакать, мужские слезы сейчас не к чему. Надо действовать. Женя сел в машину и поехал к отчиму в больницу, чтобы уточнить все нюансы по продаже дома. Если он решил, то никто не должен ему перечить.

– Бать, ну все, договорился, вся семья согласна, сейчас еду за документами, потом доверенность подпишем, переезжаем, и будешь ты с нами! – сказал Женя отчиму.

– Женька, я тебя знаю больше тридцати лет! – ответил Петрович. – Зачем ты меня обманываешь, я же все вижу и чувствую! Там, наверное Надя и Наташа не рады такому повороту событий. Да ты не бойся, я не пропаду, оформляй меня в дом для престарелых, я обстановку поменяю. А дом продавай – я все равно там жить не могу, все мне о твоей матери там напоминает, боль не проходит.

– Ну уж нет, отец! Уж как я решил, так и будет! – сказал Женя, но в его голосе чувствовалось большое сомнение, что так и будет.

Дома обстановка не поменялась. Но если Надя еще колебалась, то Наташа при каждом упоминании деда бросалась в истерику:

– Это тоже моя квартира! Дед не родной! Бабушка была родная, вот ее бы мы взяли, но я бы все равно не ухаживала за ней, а дед не родной! Сейчас его возьмем, квартиру купим, а его родная дочка потом все отсудит!

– Много ты в этом понимаешь, — кричал отец. – Мы будем собственниками, а дед прописан просто! Да что тебе объяснять, ты же любую причину придумываешь, чтобы деда не брать к нам.

– Дурочка с переулочка! – Антошка подбежал к сестре и отвесил ей пендель по мягкому месту. – Сама в деревню с подружками ездила и хвасталась, что он тебе дед. На речке тебе хорошо было купаться!

– Так тогда бабушка жива была! – закричала на брата Наташка.

К ночи скандал закончился. Женя лежал лицом в подушку и представлял будущее своего отчима: как он на инвалидной коляске передвигается среди чужих людей в доме для престарелых, как живет по режиму, как ему будет скучно только есть и спать. Нет, невыносимо даже думать об этом. Раз его родные такие бездушные, он лучше не будет продавать родительский дом, а переедет жить к отцу и будет ему помогать. А эти пусть живут, как хотят! Вот, Антошку только можно забрать – он свой человек.

Переживания мужа почувствовала и Надя. Она знала что делать. Наутро она собралась идти в больницу к Петровичу и позвала с собой Наташу. Та упиралась, но сдалась – мама пообещала ей дать денег на карманные расходы.

– Вот что дочь, — сказала Надя, когда они с Наташей ехали в автобусе. – Если ты так хочешь сдать деда в дом для престарелых, то ты ему скажешь об этом сама! Прямым текстом! Так же, как дома говорила – мол, он нам не родной, и дочь его квартиру потом отберет. Обязательно все так и скажи!

В палате дед лежал и просто смотрел в окно. Когда с апельсинами и яблоками явились его сноха и внучка, он очень обрадовался, и даже сделал тщетную попытку сесть на кровати. Надя поцеловала Петровича в щетинистую щеку, а Наташа ему просто улыбнулась.

– Ну как вы, мои девочки, все у вас хорошо? – живо поинтересовался Петрович.

В эту минуту в палату вошла грузная медсестра, подошла к кровати, на которой лежал совсем старый дедушка, совала с него одеяло, живо повернула его худое тело и сделала укол. Старичок застонал.

– Хватить ныть! – прикрикнула на него медсестра. – Всю душу ты нам вымотал своим нытьем! Скорее бы тебя в твой стариковский дом увезли. Не кряхти тут!

Медсестра вышла, а Петрович пояснил:

– Совсем у человека никого не осталось. Дом сгорел с семьей, теперь вот мыкается от дома престарелых до больницы, жалко его. Медсестры и здесь и там лютые.

Надя посмотрела на дочь. У той было бледное от шока лицо. Настало время проверить дочь на эмпатию и человечность.

– Наташа, ты что-то хотела сказать своему дедушке? – спросила Надя.

– Да! – нерешительно сказала Наташа. – Дедушка, поехали к нам жить после больницы! Мы купим трехкомнатную квартиру, и у тебя будет своя комната. Мы так все решили.

У Нади отлегло от сердца. Значит – правильно девку воспитали, значит – сердце есть у Наташи. После того как дом был продан, была куплена трехкомнатная квартира. Через год Наташа вышла замуж и уехала со своим мужем в другой город, а у Антошки появилась своя отдельная комната. Но он ежедневно бегает к своему деду в комнату, чтобы вместе с ним поиграть в компьютерные игры – дед в восторге от общения с любимым внуком. И неважно – родная это кровь или нет.

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
b-glife.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector