Позолоти мне ручку, тогда на меня и рассчитывай

ИСТОРИИ

Когда Таня была еще юной пионеркой, ее деловая мама, стоя в роскошном домашнем халате, часто говорила по телефону в прихожей:

– Алло! Да, Валюша, слушаю! Что тебе, деликатесы к юбилею? Колбаску, балычок, что еще? Сколько? Ага, записываю! Конечно, какие проблемы. Полтинничек все это будет стоить. Что значит «побойся бога»? Давай-ка сама побегай, поищи. Не твои проблемы, как я буду это все доставать, у меня прейскурант такой, не хочешь – не заказывай. Ну и что что мы подруги, я же знаю, что это не тебе лично. Ну хоть бы и тебе лично, то все равно полтинничек.

Или так:

– Привет, Николаевна! Ну что, опять хвораешь? Какие лекарства, записываю. Да, дорого и дефицитно, в копеечку влетит. А еще что? К доктору Попову тебе надо попасть? Четвертак мне на кошелек наклеишь? Ну ничего не поделать, здоровье дороже, к Попову очередь на несколько месяцев, а в твоем возрасте время не ждет! Ну и что, что мы родня, родни много, а хороший врач один, иначе ложись в нашу обшарпанную больничку с бесплатной медициной, и пусть тебя там обследуют. Не хочешь? Тогда позолоти ручку.

Или даже так:

– Что Марусь? Тебе очередь продвинуть? На что? О, это дороговато будет, но возможно все. Цена за это знаешь какая? Ага, сейчас, в два раза больше! Слушай, мне надоело ваше «побойся бога», хочешь услугу – позолоти ручку, много тут вас – родственники, одноклассники, друзья. Это такая компенсация у меня за головную боль и разбитые ножки по дорожкам, для вас для всех стараюсь, пожалел бы кто!

Таня восхищалась и гордилась своей мамой – она так интересно со всеми договаривалась, все доставала, покупала, всем помогала. Ну пусть и не бесплатно, но благодаря маминым связям она была первой девочкой в классе – все у нее было хипповое. Везде блат, связи и импорт у мамы, и все благодаря ее хватке и благодаря тому, что ее дед (мамин отец) работал в облисполкоме каким-то там шишкой.

У Тани была еще младшая сестра Оля, папина любимица. Когда папа уходил из семьи, он забрал Олю, а мама и не была против. Когда он собрал чемоданы, он долго о чем-то с мамой говорил. Таня «грела уши» у кухонной двери, но уловила только несколько папиных слов:

– Стыдно за тебя… Ты со своим папой когда-нибудь допрыгаешься… У тебя никакого сочувствия к людям… А если бы ты была на их месте… Взяточница ты, бездельница…

Почему мама была бездельница – непонятно. Она была товароведом и не сидела дома. Таня затаила на отца обиду, особенно за то, что она взяточница. Благодаря ей все блага, а не за папину зарплату инженера. Точно так же она затаила обиду и на сестру Олю, считая ее предательницей.

Таня оканчивала институт, когда наступили 90-е годы со всеми его переменами. Все приуныли, но не мама. Она даже поссорилась со своим отцом, когда тот сказал: «Времена уже не те, дочка! Ничем помочь не могу». У мамы все равно были блат, связи и она своего не упускала: дружила с депутатами, нужными людьми, организовывала свой бизнес, в общем не упускала ничего! Как она однажды сказала кому-то по телефону: «Да я по трупам своих родных пойду, но своего добьюсь». Только через два дня после этих слов сама она скоропостижно умерла – оторвался тромб. Это было в самом начале 2000-х.

Кроме роскошной квартиры от мамы Тане достались в наследство ее важные связи и железная хватка. Мама все эти годы особо не интересовалась ни Олей, ни бывшим мужем, которые жили вдвоем, да и Тане они были «по барабану». Танин дед (мамин отец) умер в доме для престарелых еще за год до мамы, к нему ездила только Оля. В общем, Таня осталась одна – ей было уже за 30 лет, богатая, свободная, но еще не замужем.

Так же, как и к маме, к ней обращались люди, но уже по другим проблемам, дефицита уже не было. В основном, это были бизнесмены, которые хотели какого-то продвижения в своем бизнесе – например, выиграть в конкурсе на «вкусный» объект, или просто попасть к нужному человеку. Или скоренько получить кредит – пусть по драконовским процентам, но быстро, без справок, поручителей и прочей волокиты. Предпочитала она только наличку, которую держала в домашнем сейфе – банкам она не доверяла.

Замуж она вышла уже ближе к сорока годам, нашла себе исполнительного мужа Сашу, эдакого мальчика на побегушках, который безропотно исполнял все ее пожелания, особенно по бизнесу, но и он часто был шокирован ее бессердечностью:

– Тань, к тебе обращаются иногда родные люди, что же ты к ним «позолоти ручку»? Неужели тебе их не жалко? Неужели ты не можешь сделать все от чистого сердца?

– А кто меня пожалеет? – ухмыльнулась Таня. – Каждый день как охотничья собака: бегаю, договариваюсь, рискую. Мне так и до инфаркта недалеко!

Однажды к Тане пришла заплаканная Оля, с которой она крайне редко общалась.

– Тань, я никогда к тебе не обращалась, но вот какое дело – у нас отец очень болен, операция срочно нужна, а ее делают только в Германии, помоги, а?

– Ну что ж, я зверь какой, – ответила Таня. – Могу дать кредит, но только под мои проценты. И еще под залог вашей квартиры – я перестраховываюсь. Да и что ты кипятишься? Сколько отцу? Уже под семьдесят. Старый уже, чего на него тратиться?

Весь это диалог услышал Саша. Он ничего не сказал. А через неделю Таня одна уехала на море, оставив поручения по бизнесу на исполнительного мужа. Когда она вернулась, сейф был полностью опустошен. В бешенстве Таня стала звонить мужу, но оказалось, что Саша с Олей и с отцом находятся в Германии и возвращаться пока не собираются, да и вернуться ли вообще – неизвестно!

В истерике Таня села в свое авто и помчалась «к кому нужно», чтобы посоветоваться – как этих троих выдернуть обратно и наказать. Она гнала на всех скоростях и врезалась во встречную машину. Итог: и она, и водитель встречной машины с тяжелыми травмами в больнице. В дальнейшем ей пришлось продать свою роскошную квартиру для того, чтобы вылечится, заплатить штраф пострадавшему и «отмазаться» от серьезной статьи. Оля с Сашей и отцом так и не вернулись, остались на ПМЖ за границей. Все «нужные люди» от нее отвернулись. Она сейчас живет на окраине города, и общается только с соседкой:

– Вот тебе – людская благодарность! Сколько я для всех добра сделала, сколько бегала, сколько добивалась, сколько переживала. Все меня бросили! Я даже ребеночка не родила – все другим людям помогала, некогда было. А теперь пенсия по инвалидности, копеечная работа библиотекаря, потому что сидячая. Хоть бы кто мне ручку позолотил за труды мои прошлые, хоть бы кто вспомнил!

Источник

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
b-glife.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector